Адвокат Мария Ярмуш
English   |   Контакты

Главная страница

Судебное представительство по гражданским делам

Представительство в арбитражных и третейских судах

Консультация и подготовка правовых заключений

Земельное право, недвижимость

Защита интеллектуальной собственности

Защита права собственности

Международное право

Семейное право

Выступления на TV

Публикации

Рекомендации и отзывы

Судебные речи

Советы адвоката

Телефон:

 


+7 (962)-934-13-66
+7 (977)-424-91-27

 

          Офис:

Москва, Халтуринская улица, дом 6 А

 

 

 

 

 

Исключение личного имущества из общего имущества супругов

Краткое содержание дела

Гражданин Турции Каш обратился с иском в суд о признании недействительным договора дарения квартиры, разделе общего имущества супругов. Ответчиками по иску выступали супруга Каш – Волкова З.А. и ее мать – Волкова А.А., которые возражали против иска мотивируя это тем, что Волкова А.А. приобрела квартиру на имя своей дочери – Волковой З.А. на собственные средства, поэтому спорная квартира не являлась общим имуществом супругов.
Дело рассматривал Пресненский районный суд г. Москвы. Интересы Волковых представляла адвокат Мария Ярмуш (фамилии сторон изменены).

Уважаемый Суд!

Истец в обоснование исковых требований ссылается на то, что у него с ответчиком в силу ст. 33 СК РФ законный режим имущества супругов – «совместная собственность», что в период брака в Москве была приобретена двухкомнатная квартира на имя ответчика. Данная квартира была впоследствии подарена ответчиком своей матери без согласия истца. Истец утверждает, что этим нарушено его право на долю в совместном супружеском имуществе и просит суд отменить дарение и разделить спорную квартиру между ним и ответчиком по закону, то есть поровну.
Считаю, что исковые требования истца не подлежат удовлетворению, поскольку они не основаны на законе, а доводы иска противоречат фактическим обстоятельствам дела.
Материалы дела доказывают, истец и ответчик вступили в законный брак 21 декабря 1996 года. Брак был зарегистрирован в Турецкой Республики. Семья постоянно проживала в Турции, где у сторон спора родилось двое детей.
Супруги совместно проживали в Турции. Они приняли законный режим раздельной собственности супругов, поскольку на момент регистрации брака в Турецкой Республики законным режимом имущества супругов являлся режим «раздельной собственности». Этот факт подтверждается документом, выданным турецким судом по семейным делам, который в настоящее время рассматривает дело о расторжении брака супругов.
Таким образом, по турецким законам при приобретении имущества супругами в период брака собственником имущества становился тот супруг, на чье имя имущество приобреталось.
Какое же имущество супруги приобрели за период брака?
В материалах дела имеется документ, выданный турецким судом о том, что истец имел в собственности в Турции шесть квартир, которые он продал третьим лицам. И приобретение квартир в собственность истца и отчуждение этих квартир происходило в период нахождения в браке.
Поскольку законный режим имущества у супругов – «режим раздельной собственности», истец благополучно распорядился шестью квартирами без согласия своей законной жены. Впоследствии и денежные средства от продажи этих квартир были пристроены истцом по собственному разумению и желанию без оглядки на супругу.
Турецкий суд, рассматривающий в настоящее время дело о разводе супругов, учитывает, что супруги имеют законный режим имущества супругов – «раздельная собственность супругов». Шесть квартир, купленных на имя истца и проданных им третьим лицам, суд считает личным имуществом мужа. У жены в Турции нет никакого имущества, поэтому и вопросов у суда тоже нет.
Истец в суде Турции не заявляет, что у него с женой по российскому закону (ст. 33 СК РФ) должна быть общая супружеская собственность в отношении имущества, нажитого в браке, и он в этом случае должен своей жене передать половину денег от продажи шести квартир. Нет, в Турции у истца раздельный режим имущества супругов. Доводы о режиме совместной собственности супругов приводит только в Москве по настоящему иску.
Полагаю, что адвокат истца уверил его в том, что российский суд не имеет юрисдикцию для того, чтобы поделить деньги от продажи шести квартир в Турции между супругами при рассмотрении иска о разделе совместного супружеского имущества. «Нет, в Москве мы будем делить так называемое совместное имущество, а в Турции у вас раздельный режим имущества и ваша жена ничего не получит» - так говорил адвокат истцу.
Но у одной семьи может быть только один законный режим имущества супругов!
Какой бы законный режим имущества супругов не признал бы суд у семьи – раздельная или общая собственность, имущество будет в любом случае поделено справедливо. А именно, если у супругов раздельная собственность, как утверждает истец в суде Турции, то он не имеет права на квартиру в Москве. А если у супругов совместная собственность, как утверждает истец в российском суде, то истец должен супруге половину стоимости шести проданных в Турции квартир.
Но проблема заключается в том, что суд Турции не имеет юрисдикцию на квартиру в Москве, а российский суд не вправе решать вопрос о недвижимом имуществе, находящемся в Турции. И в такой ситуации, истец благополучно оставит свою жену без имущества в Турции и сможет получить долю в квартире жены в Москве.
Чтобы защитить граждан, вступивших в брак с иностранцами, от таких правовых ситуаций российский законодатель в Семейном кодексе предусмотрел ст. 161, которая определяет законодательство какого государства следует применять к имущественным правам и обязанностям супругов – граждан разных государств. Законодатель четко указал, что применяемое законодательство к имущественным и личным неимущественным отношениям супругов определяется законодательством государства, на территории которого они имеют или имели последнее место жительства. Это еще раз доказывает, что супруги могут иметь только один законный режим владения имущества.
Супруги заключили брак и совместно проживали в Турции, поэтому законный режим имущества у них раздельный. Супруги приобрели за период брака много разной недвижимости, и эта недвижимость была при приобретении уже супругами поделена. Собственником имущества считался тот супруг, на чье имя имущество было записано. Тот факт, что истец в Турции ссылается на раздельное имущество супругов, а в России пытается доказать, что имущество у супругов совместное ставит ответчика в крайне неблагоприятное положение, в то время, как истец получает двойную выгоду.
Почему я утверждаю, что истец получит двойную выгоду? А вот почему: спорная московская квартира была куплена на деньги, подаренные жене ее матерью. Супружеские средства не участвовали в приобретении этой квартиры.
На этом я хочу подробнее остановиться. Спорная квартира приобреталась в 1998 году. В это время супруги жили в Турции по законам Турции. Супруга не собиралась возвращаться в Россию, а тем более ее супруг не планировал жить в Москве. Когда мать ответчика, приняла решение подарить дочери квартиру, она учитывала раздельный режим имущества супругов, по которому жила ее дочь. Именно поэтому она решилась оформлять квартиру сразу в собственность дочери. Материалы дела доказывают, что мать ответчика положила на свой банковский счет 185850 долларов США, которые впоследствии были зачислены продавцу спорной квартиры. Эта сумма полностью соответствует указанной в договоре стоимости квартиры.
Только через 14 лет во время судебного заседания в Пресненском суде вдруг выяснилось, что истец в период оплаты квартиры переводил на свой счет в Москве денежные суммы, яко бы на покупку этой квартиры. Также есть информация, что истец в банке оформлял доверенности на жену и ее маму для возможности проводить операции по своему счету.
Обращаю внимание суда на то, что квартира стоила 185 850 долларов США, а со счета истца было снято только 165 952 доллара США. Разница почти 20 000 долларов США. Если за квартиру действительно платил истец, то почему он прислал на 20 000 долларов меньше, чем стоила квартира? Кто вообще снимал эти деньги и для каких целей? Почему истец не перевел деньги за квартиру банковским платежом, как это сделала мать ответчика?
На эти вопросы истец не дал нам ни одного вразумительного или правдивого ответа. В деле отсутствуют доказательства того, мать ответчика снимала деньги со счета истца. Напротив, выписка по счету доказывает, что 165 952 доллара со своего счета снял сам истец. В материалах дела нет доказательств, что деньги, снятые со счета истца, были уплачены за спорную квартиру. Но то, что свои наличные деньги за квартиру перевела мать ответчика подтверждено платежным поручением и выписками с ее счета.
При таких обстоятельствах оплаты спорной квартиры, учитывая, что супруги имеют законный раздельный режим имущества супругов и квартира записана на имя супруги, считаю, что иск не может быть удовлетворен, поскольку ответчик была вправе распоряжаться своей личной собственностью по своему усмотрению без согласия супруга и истец не имеет никаких прав на имущество своей жены.
Прошу Суд в иске отказать!

В иске было отказано.

Решение по делу >>>