Адвокат Мария Ярмуш
English   |   Контакты

Об адвокате

Практика адвоката

Судебное представительство по гражданским делам

Представительство в арбитражных и третейских судах

Консультация и подготовка правовых заключений

Земельное право, недвижимость

Защита интеллектуальной собственности

Защита права собственности

Международное право

Семейное право

Наследственное право

Выступления на TV

Публикации

Рекомендации Клиентов адвокату

Судебные речи

Советы адвоката

Телефон:


+7 (962)-934-13-66
+7 (977)-424-91-27

e-mail:
mariayarmush@
gmail.com

 

 

          Офис:

Москва, Халтуринская улица, дом 6 А

 

 

 

 

 

Спор о месте жительства детей

Краткое содержание дела

Супруги Коротковы решили расторгнуть брак. Имея двоих малолетних детей, супруги не могли договориться с кем из родителей останутся проживать дети после развода. Короткова Татьяна забрала детей и переехала в свою квартиру без согласования с отцом детей. Последний обратился в органы опеки и попечительства с заявлением и начал обвинять мать детей в нанесении детям психологической травмы, связанной с внезапным переездом. Органы опеки встали на сторону отца и в своем заключении выразили мнение о необходимости передачи детей отцу. Дело рассматривалось Гагаринским районным судом г. Москвы. Интересы супруги представляла адвокат Мария Ярмуш (фамилии сторон изменены).

Уважаемый Суд!

Для правильного рассмотрения настоящего спора и определения места жительства детей с одним из родителей необходимо исследовать, в чем заключается наилучший интерес детей, к кому из родителей дети наиболее привязаны, какая имеется возможность у каждого из родителей создать своим детям условия для воспитания и развития, какой режим работы родителей и материальное положение. При этом важным обстоятельством является возраст детей, сложившиеся отношения между детьми и родителями, доля участия каждого из родителей в воспитании детей во время совместного проживания семьи.

В настоящем деле, как и во всех подобных делах спорящие о детях родители приводят прямо противоположенные доводы для доказательства своей правоты. Чтобы разобраться в семейном конфликте и защитить наилучшим образом интересы детей необходимо изучить факты на основе представленных доказательств и сделать из них правильные выводы.

Что мы видим из материалов дела?

Семья Коротковых состоит из мужа Николая, жены Татьяны, двоих детей – Филиппа (четыре года) и Артема (три года). Также у детей есть старший брат от первого брака матери - Ваня и бабушка со стороны отца Ольга Петровна Короткова.
Три месяца назад 20 сентября 2013 года Короткова Татьяна переехала с детьми в свою трехкомнатную квартиру на ул. Крылатская. Фотографии этой квартиры мы приобщили к материалам дела.
Данный переезд не был для Короткова Николая неожиданностью, поскольку в Гагаринском суде уже прошло первое судебное заседание по иску его жены о расторжении брака и определении места жительства детей с матерью, где мать прямо указала, что планирует жить с детьми в своей трехкомнатной квартире; также договор найма таунхауса, где проживала семья до распада, был расторгнут по инициативе наймодателя; детские вещи и мебель были перевезены Татьяной Коротковой в Москву еще 18 сентября.
Как подтверждают специалисты опеки данная квартира хорошо обустроена и обставлена, имеет две детские комнаты и находится в пяти минутах от детского сада № 1331, который дети в настоящее время регулярно посещают. Также от этой квартиры в пятнадцати минутах езды на машине находится Перинатальный центр, где дети с рождения получают медицинское обслуживание.
В Москве дети регулярно посещают развивающие занятия в детском клубе Олененок и детском клубе Солнышко, которые также расположены в шаговой доступности от настоящего места жительства детей.
За три месяца раздельного проживания семьи отец детей навестил мальчиков только 7 раз. Также детей посещала бабушка со стороны отца Ольга Петровна, которая привозила внукам гостинцы и читала им вечером книжки.

В настоящее время дети активные, веселые, общительные. Так их характеризуют воспитатели детского сада № 1331. Это доказывает, что дети вполне счастливы проживая с мамой в Москве, не переживают из-за раздельного проживания с отцом, не испытывают никаких психологических проблем из-за расставания родителей.
Поскольку дети в Москве посещают детский сад, Татьяна Короткова сейчас пользуется услугами только одной няни, которая работает вахтовым методом и еженедельно сменяется напарницей.
Как и прежде мать осуществляет лично уход за детьми и сама их растит и воспитывает, организовывает их лечение. Личное участие матери в воспитании детей возможно из-за ее рабочего графика. Она работает всего пятьдесят часов в месяц в режиме удаленного домашнего офиса. Хочу также отметить, что после рождения детей Татьяна Короткова, как и любая заботливая мать два с половиной года вообще не работала и была в отпуске по уходу за детьми.
Таким образом, утверждение Николая Короткова о том, что жена настроена только на карьеру и не занимается воспитанием детей, лопается как мыльный пузырь.
Квартира, где сейчас живут дети, является собственностью Татьяны Коротковой. Эта квартира хотя и находится в ипотеке у банка, но половина стоимости уже выплачена. В случае необходимости однокомнатная квартира на ул. Крылатские холмы, принадлежащая Коротковой Татьяне, при продаже легко покроет оставшуюся половину долга перед банком за трехкомнатную квартиру.

Довод Николая Короткова о том, что квартира арестована и в ней нельзя жить его детям, опровергается выпиской из ЕГРП. Квартиру нельзя отчуждать и запрещено совершать с квартирой регистрационные действия, а пользоваться квартирой никто не запрещал. Считаю необходимым заметить, что арест этой квартиры был произведен судом по заявлению бабушки детей Ольги Петровны, которая сначала подарила деньги семье сына, а при разводе подала иск к невестке о возврате неосновательного обогащения. Этот долг, несмотря на то, что деньги были использованы на нужды семьи, добрая бабушка повесила только на свою невестку. Решение по настоящему делу не вступило в законную силу и будет обжаловано в Мосгорсуде. Если вторая инстанция подтвердит законность решения суда, Татьяна Короткова подчиниться решению и вернет деньги бывшей свекрови. Арест с квартиры будет снят. Таким образом, в настоящее время дети с матерью имеют комфортное и надежное собственное жилье.

Для обоснования своих встречных требований Николай Коротков искажает истину и откровенно лжет. В беседе с органами опеки, в своем встречном иске и письменных объяснениях он утверждает, что все развивающие кружки и секции оплачивал именно он, детей также только он возил на эти занятия. Но в материалах дела нет ни одного документа, подтверждающего его слова. Напротив все договоры с центрами развития детей и спортивными секциями были заключены матерью детей, которая оплачивала лично оказываемые детям образовательные услуги и возила сама детей на занятия. Благодаря матери дети рисуют, лепят, готовятся к школе, занимаются спортом, плавают.
Коротков предоставил только одну справку из детского сада № 666 в деревне Старая. В этот сад дети фактически ходили только два месяца. Справка об оплате услуг этого детского сада также подтверждает оплату только за два месяца, поскольку оплата за одного ребенка в месяц составляла около 2 600-2 400 рублей. Всего за два месяца и было оплачено родителями.
В этой единственной справке подтверждается, что отец два месяца приводил и забирал детей из сада, интересовался у воспитателей успехами детей. Кроме этой справки в материалах дела нет ни одного документа, который подтверждал бы личное участие отца в воспитании и развитии своих детей.

Считаю необходимым остановиться на аспекте оказания детям медицинской помощи, поскольку дети имеют некоторые проблемы со здоровьем. По запросу суда была предоставлена информация о том, что при обращении за медицинской помощью детей сопровождает в большинстве случаев мать, крайне редко при визите врача присутствовал отец детей. Специально по вопросам связанным со здоровьем детей к врачу он не обращался. Материалы дела подтверждают, что ни отец детей, а работодатель бабушки оплачивает медицинскую страховку для детей.
Таким образом, именно мать детей контролирует и организовывает лечение сыновей. Бабушка способствует оплате медицинских страховок. Папа в этом вопросе не участвует. Это обстоятельство является очень важным для принятия решения по делу, поскольку от него зависит не только здоровье, но и жизнь мальчиков.

Теперь разберем все доводы Николая Короткова о том, почему, по его мнению, в интересах детей после развода жить с ним в поселке Жуковка.
Первый довод: дети с рождения преимущественно проживали в этой квартире. Но это ложь. Дети жили в этой квартире всего один год с 2010 по 2011 года. Уже прошло два года, как дети выехали из этой квартиры. Это подтверждается справками из Перинатального центра о графике посещения врачами детей на дому.
Второй довод: именно он (Коротков) вместе с четырьмя нянями лично участвует в воспитании детей, в то время, как мать детей занимается карьерой. И этот довод опровергается материалами дела, а именно: мать детей два с половиной года находилась в декретном отпуске и сама осуществляла за ними уход, в настоящее время она работает дома не более пятидесяти часов в месяц. В это время Николай Коротков работает на ответственной должности советника генерального директора крупной компании, занимается научной деятельностью, участвует в России и за рубежом в общественной деятельности в комитете по защите мира, участвует в благотворительных аукционах и вечерах, жертвуя с ведома и согласия своей супруги Татьяны совместно нажитые деньги на лечение и реабилитацию больных детей, много времени уделяет спасению своей души, посещая женский монастырь в селе Колюпаново и материально помогая воспитанницам детского приюта при монастыре.
Также Николай Коротков является ценителем и давним членом клуба любителей французского вина кантона Бордо.
Из всех вышеперечисленных организаций и учреждений Коротков предоставил прекрасные характеристики на себя, но эти виды деятельности никак не характеризуют Николая Короткова, как отца двух малолетних детей. Из этих материалов дела не понятно, что делал лично он для воспитания и развития своих детей Филиппа и Артема.
Третий довод: Татьяна Короткова злоупотребляет своими правами и вводит суд в заблуждение, обвиняя его (Короткова) в алкогольной зависимости, агрессивном поведении и проблемах со здоровьем.
Мы имеем неопровержимые доказательства того, что все доводы Коротковой являются правдой. Свидетели подтвердили эти факты.
Все мы знаем, что часто человек на людях контролирует себя и выглядит воспитанным и миролюбивым истинным христианином, а дома агрессивен, как сапожник, и жесток членами семьи. На людях все стараются быть лучше, а дома можно расслабиться и быть самим собой. Это и есть насилие в семье. И очень многие женщины страдают от такого насилия. Такому насилию долгое время подвергалась Татьяна Короткова. Особенно агрессивность мужа в этой семье проявлялась в состоянии алкогольного опьянения.
Можно пить дорогой алкоголь и не знать меры. Как часто люди, имеющие алкогольную зависимость, не признаются в этом ни себе, ни своим близким. Если бы Николай Коротков послушал свою жену и свою мать и начал бы лечить зависимость, возможно, этот брак был бы сохранен.

Обращу внимание Суда на заключениях органов опеки, данных по делу.
Такое впечатление, что обе опеки совсем не изучали материалы дела, а только прислушивались к тому, что им поведал тяжущийся отец детей, а именно:

- опеки искажают доводы Татьяны Коротковой, изложенные в иске и указывают, что, по мнению матери, дети должны проживать с ней, так как они привязаны друг к другу и она их любит. На самом деле в иске указано, что дети привязаны к матери и она с рождения осуществляет уход за ними;

- опека в своем заключение умышленно или по халатности указывает, что выезды врачей на дом осуществлялись с 2010 года по адресу: поселок Жуковка, с 2011 года по адресу: деревня Старая. В заключении забыли указать, что врачи также выезжали в течение одиннадцати месяцев в Москву на ул. Крылатская и в течение восьми месяцев в поселок Нахабино. Полагаю, это было сделано для того, чтобы доказать себе и суду, что дети преимущественно жили в поселке Жуковка;

- опека в заключении ссылается только на одну справку из детского сада № 666, подтверждающую участие папы детей в их воспитании и полностью игнорирует 12 документов, подтверждающих факты постоянного личного участия матери детей в воспитании мальчиков, а именно договоры с развивающими центрами, благодарственные письма, докладную записку из перинатального центра;

- составляя свое заключение о передаче двух малолетних детей отцу, одинцовская опека даже не пригласила мать детей к себе для выяснения важных обстоятельств дела, ни разу не участвовала в судебных заседаниях и просила суд рассматривать дело без их участия;

- опека не видела детей вместе с родителями, не задала вопрос отцу детей, как при таком загруженном графике работы, при занятии наукой, общественной и благотворительной деятельностью он лично осуществляет воспитание, развитие, лечение детей. Отца не спросили, что он лично делает для детей ежедневно? Не потребовали достоверных доказательств того, что мать не выполняет свой родительский долг перед детьми и их лично не воспитывает.

- в заключении отсутствуют выводы к кому из родителей дети больше привязаны, кто из родителей осуществляет уход за детьми и на основании каких документов были сделаны данные выводы;

-опека в своем заключении передает двух малолетних детей, уже три месяца проживающих в Москве с мамой отдельно от отца, посещающих детский сад в Москве и группы дополнительного развития, отцу для проживания в квартире в поселке Жуковка. При этом данная квартира даже не принадлежит отцу детей на праве собственности;
- в данном заключении опека решила вопросы, которые должна решать только комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, а именно: специалист опеки утверждает, что 20 сентября 2013 года Короткова без согласования с отцом детей забрала детей и увезла в неизвестном направлении, в результате этого детям была нанесена психологическая травма, которая представляет серьезную угрозу их здоровью. При подготовке данного заключения сотрудник опеки взялся за решение вопросов, которые выходят за рамки его компетенции. В заключении сделан вывод о наличии психологической травмы у детей. Однако диагностика посттравматического стрессового расстройства ребенка должна выполняться специалистами в области детской психиатрии, а не специалистами опеки без медицинского образования. Это является не только очевидным превышением пределов компетенции органов опеки, но и недопустимым с точки зрения профессиональной этики.
Все вышеперечисленные факты указывают на факт игнорирования специалистами опеки своих должностных обязанностей и на отсутствие в действиях опеки стремления защитить интересы детей.
Такое заключение опеки не может быть признано объективным и обоснованным и положено в обоснования судебного решения.

Также добавлю, что все материалы дела свидетельствуют о том, что в наилучших интересах детей после расторжения брака проживать с мамой в Москве в квартире на ул. Крылатская, где они уже три месяца постоянно проживают, поскольку именно мать с рождения растит детей и лично обеспечивает им надлежащий уход и лечение. Отец детей пояснял неоднократно, что он очень любит детей, читает с ними книги, играет, обеспечивает семью материально. Все это он сможет делать и после определения места жительства детей с мамой в Москве. Так будет лучше для детей.

Прошу удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Дети были оставлены проживать с матерью.