Адвокат Мария Ярмуш
English   |   Контакты

Главная страница

Судебное представительство по гражданским делам

Представительство в арбитражных и третейских судах

Консультация и подготовка правовых заключений

Земельное право, недвижимость

Защита интеллектуальной собственности

Защита права собственности

Международное право

Семейное право

Выступления на TV

Публикации

Рекомендации и отзывы

Судебные речи

Советы адвоката

Телефон:


+7 (962)-934-13-66
+7 (977)-424-91-27

 

          Офис:

Москва, Халтуринская улица, дом 6 А

 

 

 

 

 

Спор при расторжении брака
Краткое содержание дела

Гореева Г.Н. обратилась в суд с иском к Горееву К.К. о расторжении брака, взыскании алиментов на себя и ребенка. Гореев К.К. подал встречный иск о порядке общения с ребенком, просил суд половину алиментов перечислять на счет ребенка, возражал против взыскание алиментов на супругу.
Дело рассматривалось в Преображенском районном суде г. Москвы. Интересы Гореевой Г.Н. представляла адвокат Мария Ярмуш (фамилии сторон изменены).

Уважаемый Суд!

Вот уже 8 месяцев длится судебная тяжба между сторонами настоящего спора. Началось все со дня подачи заявления мировому судье о выдачи судебного приказа о взыскании алиментов на ребенка.
Гореева обратилась в суд потому, что в течение семи месяцев после рождения дочери она жила с мужем раздельно. Отец не проявлял к ребенку никакого интереса, был равнодушен к его жизни и очень редко навещал. Истица не получала от ответчика денег на ребенка, только некоторые продукты, памперсы и игрушки.
Но по закону ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей. И Закон говорит о денежных суммах причитающихся ребенку и не допускает вместо денег предоставлять родителю, с которым проживает ребенок, только продукты питания и игрушки.
Ответчик Гореев был против взыскания с него алиментов и заявил суду, что истица злоупотребляет правом, так как он добровольно и в полном объеме уже предоставляет содержание своей дочери.
Содержание ребенка в «полном объеме», что же имел в виду господин Гореев под этими словами? А это несколько сумок из Ашана в среднем на 7 000 рублей в месяц (ответчик предоставил в доказательство чеки за 8 месяцев). Надо учесть, что в эту сумму входили не только продукты питания для кормящей жены, но и детское питание, памперсы, детская одежда и игрушки. Этих продуктов хватало Гореевой только на неделю. Скудный и однообразный ассортимент продуктов, купленных ответчиком, напоминал паек, всегда одно и то же: замороженная курица, куриные потроха, недорогой сыр, замороженная треска и хек, килограмм бананов и яблок, чесночные хлебцы. Здесь Вы не найдете молочно - кислые продукты, йогурты, свежие овощи и фрукты, свежую зелень, соки, - все, что рекомендуют врачи кормящей ребенка женщине, ослабленной тяжелой беременностью и родами.
Такой однообразный ассортимент продуктов ответчик называет «содержанием в полном объеме».
Дальнейшие события после начала дела об алиментах в суде Гореева вспоминает, как страшный сон. Супруг не ограничился одним возражением на иск. Он подал встречный иск об отобрании девятимесячной дочери у жены. Когда Гореев просил передать грудного младенца ему на воспитание, он обманывал суд, утверждая, что график его работы позволяет обеспечить воспитание и развитие дочери. На самом деле справка о режиме работы ответчика опровергла это утверждение. Гореев работает полный рабочий день пять дней в неделю и не может самостоятельно растить малолетнюю дочь.
В судебном процессе ответчик всячески старался дискредитировать жену в глазах суда. Для этого он, без оглядки на факты, не гнушался лгать и оговаривать истицу и ее семью. По словам ответчика его жена – Гореева выпивающая, малограмотная, малообеспеченная, неработающая, без определенного рода занятий, не способная создать благоприятную обстановку и условия для проживания его дочери, растратчица детских средств и воровка. Мать жены – Сенчина, по словам ответчика, не работает и живет исключительно на алименты, полученные внучкой.
Но в материалах дела имеются документы, опровергающие эту ложь. Гореева из хорошей интеллигентной семьи. Она до беременности работала и имеет положительные характеристики. Также она получила высшее образование, проходила курсы повышения квалификации. У нее и ее семьи в собственности две благоустроенные квартиры в Москве и дача в Мытищах. В квартирах была представитель органа опеки и убедилась, что по месту жительства ребенка созданы комфортные условия для проживания: просторно, чисто, уютно, сделан евроремонт. У ребенка новые детские вещи и игрушки, новая мебель, что отражено в акте обследования квартиры. В материалах дела имеются трудовая книжка Сенчиной - мамы Гореевой, и справка о ее зарплате. Также одну из квартир семья сдавала в наем для получения дополнительного дохода. Необходимо заметить, что в настоящее время из-за травли, которую ответчик организовал против семьи Гореевой жильцы, снимавшие указанную квартиру, съехали. Благодаря жалобам ответчика в адрес участкового семья Гореевой лишилась этих средств.
В процессе тяжбы ответчик не только клеветал на жену, но и предоставлял в материалы дела документы, искажающие факты, а именно в подтверждение своей зарплаты он предоставил копию своего трудового договора от 03 февраля 2009 года, в котором его заработная плата будто бы составляет 100 000 рублей в месяц. На основании этих сведений ответчик предлагал жене заключить мировое соглашение об алиментах дочери.
Но на самом деле в 2009 году его зарплата составляла в среднем 210 000 рублей в месяц, что подтвердилось справками 2 НДФЛ, полученными из бухгалтерии по запросу суда.
Ответчик для того, чтобы не платить алименты бывшей жене до исполнения дочери трех лет уволился с работы. В настоящее время алименты ребенку поступают в размере ? доли от средней заработной платы в РФ (это около 4 500 рублей), причем, только 50% этой суммы перечисляется матери ребенка, остальные деньги зачисляются на счет ребенка по промежуточному решению мирового судьи. Можно ли нормально обеспечить ребенка на 2 250 рублей в месяц? А воспользоваться алиментными средствами, находящимися на счете ребенка, Гореева не может, поскольку плательщик алиментов не дает разрешение.
Можно ли верить, что господин Гореев действительно защищает права и интересы дочери?
Гореев потребовал отобрать грудного ребенка у любящей, заботливой матери и передать ему на воспитание. Ребенка, с которым он никогда совместно не жил. Ответчик не умеет ухаживать за ребенком, не знает физиологию развития грудного ребенка, не в состоянии в силу здоровья (болезнь позвоночника) даже поднять ребенка на руки. Его не тревожило, что своими действиями он может причинить дочери психологическую травму и нанести ущерб ее физическому здоровью.
Ответчик требует половину алиментов перечислять в банк, мотивируя тем, что на вторую половину можно было бы содержать четырех детей в пределах прожиточного минимума. Уволившись с работы и зная о том, что алименты в прежнем объеме ребенок не получает, господин Гореев не поинтересовался у супруги на какие средства обеспечивается дочь. В своих письменных объяснениях Греев категорически возражает против отдыха дочери на море, где теплый климат, много свежих фруктов, масса интересных впечатлений. Он считает, что летом для ребенка лучший отдых на 6 сотках в Мытищах.
Платный полис медицинского страхования, по мнению отца ребенка, дочери не нужен, и лучше сидеть в очереди в районной поликлинике. Кстати Греев уже успел нажаловаться в Департаменте Здравоохранения на врачей детской поликлиники. Думал ли ответчик о том, что это может негативно отразится на ребенке, который наблюдается в этом медучреждении?
Ответчик против бассейна, против массажа, против деликатесов. Против всего, что будет способствовать укреплению здоровья ребенка, развитию кругозора. Он согласен, «…чтобы ребенку приобретались только жизненно необходимые продукты».
Из перечисленного видно, что Гореев меньше всего заботиться об интересах дочери.
Так для чего же он затеял эту долгую тяжбу?
Ответ очевиден: господин Гореев сам выразился в судебном заседании, что женился по залету, а это значит, что он не готов к созданию семьи и выполнению родительских обязанностей. Особенно его тяготит обязанность содержать ребенка. Понимая, что алименты на дочь будут взысканы в силу закона, он хочет отомстить бывшей жене и дочери и лишить их возможности воспользоваться алиментными деньгами. Он требует перечислять половину алиментов на счет ребенка в банке. А это значит, что орган опеки даст разрешение матери на снятие алиментных денег только по письменному согласию отца. А учитывая, сказанное выше, получить от него такое согласие будет невозможно, а это не в интересах ребенка. Такое распределение алиментов уже грубо нарушило права ребенка, особенно когда плательщик уволился с работы.
Теперь перейдем к определению порядка общения отца с ребенком. Мы считаем, что определить такой порядок необходимо. Но он должен соответствовать возрасту ребенка и не может нарушать привычный режим. Девочка еще совсем младенец, физически и психологически привязана к матери и совсем не знает отца. Поэтому в интересах ребенка установить право отца посещать дочь два раза в неделю в присутствии матери. Мы подробно расписали режим посещения в уточненном исковом заявлении.
Пришло время, перейти к нашим другим исковым требованиям.
Мы просим определить место жительства ребенка по месту жительства ее мамы – Гореевой. Представитель органов опеки исследовала условия жизни матери и ребенка и пришла к выводу, что ребенок привязан к матери и проживание ребенка в данных условиях совместно с матерью является необходимым фактором для дальнейшего благополучного развития ребенка. Лечащий врач ребенка, детский психолог подтвердили, что мать полностью удовлетворяет все потребности ребенка.
Мы просим взыскать с Гореева алименты на содержание дочери Анны в размере 1/4 заработной платы и иных доходов. Ответчик, как банковский служащий, видит интерес ребенка в накоплении денег в банке для получения в будущем хорошего образования. Но, чтобы поступить в университет, необходимо для начала вырасти физически здоровой и крепкой, а для этого необходимо хорошее питание, отдых на море и качественное медицинское обслуживание. Все это может иметь ребенок, если мама будет иметь возможность тратить все причитающиеся алиментные средства на ребенка.
Мы просим взыскать алименты и на Горееву, супругу ответчика в размере 20 000 рублей в месяц с момента обращения в суд и до исполнения дочери трех лет. Ответчик возражает, указывая на недолгую совместную жизнь и недостойное поведение жены. Но господин Гореев неправильно истолковал закон. Возможность освободить супруга от уплаты алиментов предусмотрена законом только в отношении нуждающегося нетрудоспособного супруга (бывшего супруга) при определенных условиях. Но ни ВС РФ, ни ст. 92 СК РФ не освобождает супруга от обязанности уплаты алиментов бывшей жене, воспитывающей общего ребенка до трех лет.
Гореев специально уволился с работы, чтобы с него не взыскали алименты на жену, но мы просим суд учесть злонамеренность действий ответчика. Получая алименты, ухаживающая за общим ребенком истица сможет обеспечить себя необходимыми продуктами питания и лекарствами. Это поможет ей восстановить здоровье после беременности и родов.
Наконец, мы просим расторгнуть брак между Гореевой и Гореевым.

Исковые требования Гореевой были удовлетворены.