Адвокат Мария Ярмуш
English   |   Контакты

Об адвокате

Практика адвоката

Судебное представительство по гражданским делам

Представительство в арбитражных и третейских судах

Консультация и подготовка правовых заключений

Земельное право, недвижимость

Защита интеллектуальной собственности

Защита права собственности

Международное право

Семейное право

Наследственное право

Выступления на TV

Публикации

Рекомендации Клиентов адвокату

Судебные речи

Советы адвоката

Телефон:


+7 (962)-934-13-66

 

 

          Офис:

Москва, Халтуринская улица, дом 6 А

 

 

 

 

 

Признание брака недействительным

Брак можно признать недействительным, если супруги или один из супругов зарегистрировали брак без намерения создать семью. В случае, если брак был зарегистрирован на территории иностранного государства, его можно признать недействительным по основаниям, предусмотренным законами страны регистрации брака. Дела о признании брака недействительным относятся к наиболее сложным семейным спорам. Доказать правовую позицию по делу может только опытный адвокат.

В приведенном ниже примере юридическая проблема заключалась в следующем:

- Гражданин Турции вступил в брак с гражданской России. Через год он обратился в российский суд с иском о признании брака недействительным, отмене дарения. Интересы истца представляла адвокат Мария Ярмуш. Поскольку брак был заключен в Турции адвокат обосновывала исковые требования о признании брака недействительным на основании норм турецкого права.
- Исковые требования мотивировались тем, что россиянка обманула супруга при заключении брака относительно своих намерений и своего поведения. Женщина вступила в брак без намерения создать семью. До брака уверяла будущего супруга в своей невинности, а в действительности оказалась гомосексуальной ориентации. Брак ответчица заключила с единственной целью выманить у наивного супруга крупные суммы денег.
- Суд дал оценку всем доводам адвоката и представленным доказательствам и удовлетворил исковые требования об аннулировании брака (признании брака недействительным), взыскании с супруги подаренных денежных средств.

Если вы столкнулись с проблемой, у Вас возник спор о признании брака недействительным, обращайтесь к адвокату Марии Ярмуш, которая имеет успешную практику в разрешении подобных дел.
Связаться с адвокатом +7 962 934 13 66
mariayarmush@gmail.com

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

10 августа 2011 года город Нижний Тагил

Дзержинский районный суд г.Нижний Тагила Свердловской области в составе: председательствующего судьи Филатьевой Т.А., истца М.Б., его представителя адвоката Ярмуш М.М., с участием переводчика Синицыной М.В., при секретаре Панченко Е.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М.Б. к Б.К. об аннулировании брака и возврате предмета дарения,

УСТАНОВИЛ:

М.Б. обратился в суд с иском к Б.К. о признании фиктивного брака недействительным.
В обоснование заявленных требований истец указал, что в апреле 2009 года познакомился с ответчицей, сделал ей предложение и в знак обручения подарил ей кольцо. Ответчица настояла на подписании брачного договора, по условиям которого истец был обязан после регистрации брака и не позднее июля 2010 года подарить ответчице 65 000 долларов США. 30.06.2010 брак между истцом и ответчиком был зарегистрирован в отделе записи актов гражданского состояния в Анталии, Турция, а 01.07.2010 была отпразднована свадебная церемония. На следующий день после свадебной церемонии ответчик уехала в Россию. После этого ответчица приезжала к мужу в Турцию 2-3 раза, требуя денег, получив которые, сразу уезжала в Россию. По электронной почте получил от ответчицы письмо, в котором она сообщала, что не хочет жить с ним. В России ответчица не поменяла свою девичью фамилию, не заменила свой паспорт. Считает, что ответчица не относилась серьезно к заключенному с истцом браку и не собиралась создавать с ним семью. Брак был способом получить от истца денежные средства. Просит признать заключенный с ответчицей брак недействительным, так как она вступала в брак без намерения создать семью и только из корыстных побуждений.
В ходе рассмотрения дела истец в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неоднократно уточнял заявленные требования, в окончательном варианте просил в соответствии с действующим Гражданским кодексом Турецкой Республики признать брак недействительным (аннулировать), а также предъявил требования о возврате предмета дарения в виде 65000 долларов США, которые он перечислил Б.К. сначала как своей невесте, а затем жене в период с февраля 2010 по декабрь 2010. Требования об аннулировании брака заявил в соответствии со ст. 149 Гражданского кодекса Турецкой Республики по двум основаниям: имел место обман со стороны супруги, и истец по ошибке заключил брак с человеком, совместная жизнь с которым будет невыносимой. Ответчица обманывала его в том, что желает создать с ним семью, скрыла от него свою гомосексуальную ориентацию и наличие интимных отношений с женщиной в России. Об обмане истец узнал лишь в январе 2011 года. Денежные суммы, которые истец перечислял ответчице с февраля 2010 по декабрь 2010 года, он расценивает как подарок своей невесте и супруге, и на основании ст.295 Закона Турецкой Республики «Об обязательствах» требует возврата подарка, поскольку ответчица не сдержала своего обещания создать с ним семью. Иных оснований дарить столь крупные денежные суммы ответчице у него не было.
В судебном заседании истец М.Б. настаивал на заявленных требованиях, суду пояснил, что он влюбился в ответчицу и желал создать с ней семью, поэтому после помолвки, когда ответчик приняла его предложение и пообещала выйти за него замуж, он регулярно посылал по ее просьбе денежные средства. Зарегистрировать брак в Турции в соответствии с турецким законодательством изъявила желание ответчица, он готов был отпраздновать свадьбу и в России, однако ответчица этого не пожелала. Все расходы, связанные с проведением торжественной свадебной церемонии, истец взял на себя. На следующий день после регистрации брака супруга уехала, сославшись на болезнь деда, и впоследствии приезжала в Турцию только 3 раза на несколько дней, под каким-либо предлогом снова возвращалась в Россию. До декабря 2010 надеялся, что ответчица все-таки создаст с ним семью, встречался с ответчицей и ее мамой в России в г.Серпухов, где ответчица обещала подумать об их отношениях, на встрече ему стало известно о том, что мама ответчицы не знала о браке дочери. Истец предпринял попытки выяснить причину такого поведения супруги, но она скрывала от него свой адрес в России. Он нанял частного детектива, с помощью которого узнал адрес ее проживания, места работы, ее образ жизни и понял, что супруга его обманывала. Кроме того, в январе 2011 года он получил по электронной почте фотографии супруги, из которых следует вывод о наличии у ответчицы сексуальных отношений с женщиной. Супруга отрицала, что является лесбиянкой и пояснила, что такие отношения между подругами являются в России нормой. Он не приемлет брак с женщиной-лесбинкой, данное обстоятельство является для него существенным и препятствует созданию семьи. Вывод о том, что ответчица не желала создать с ним семью, а лишь имела намерение получать от него деньги, он сделал исходя из поведения ответчицы: она не поменяла в России фамилию, принятую при регистрации брака, не стала с ним проживать в Турции, хотя вопрос о месте проживания был согласован заранее и оговорен в брачном контракте, не поставила в известность своих родителей о предстоящем браке, а ему сообщила, что мама не желает присутствовать на свадьбе, поскольку против брака, скрывала от него свое место проживания в России, вместе с тем каждый раз просила его о переводе денег и принимала подарки.
Представитель истца адвокат Ярмуш М.М. исковые требования поддержала по указанным в исковом заявлении основаниям.
Ответчик Б.К. в судебное заседание не явилась, о месте и времени судебного заседания была извещена посредством телефонограммы, а также путем направления судебной повестки заказным письмом с уведомлением по адресу, указанному ответчиком в направленном ранее суду отзыву. По месту регистрации в г.Нижний Тагил ответчик фактически не проживает, о чем она сама указала в отзыве. О причинах своей неявки ответчик суду не сообщила, ходатайств в суд не направила. С учетом изложенного суд признал неявку ответчика по неуважительной причине и определил рассмотреть дело без ее участия.
В отзыве на иск (на л.д.150) Б.К. указала, что с требованиями М.Б. не согласна. В первые несколько месяцев после заключения брака семейные отношения истца и ответчика складывались спокойно и устраивали их обоих. В дальнейшем, когда ответчик находилась в России, со стороны истца в ее адрес начались претензии и недовольства ее пребыванием в России. В последний раз, когда ответчик приезжала в Турцию в августе 2010 года, истец запретил ей уезжать он него, угрожая расправой, в связи с чем истец покинула Турцию и вернулась в Россию.

В подтверждение своих доводов ответчик представила аудиозапись телефонных переговоров между ней и ее супругом, где истец своими действиями грозился убить ее и членов ее семьи. По данному факту она обращалась с заявлением в правоохранительные органы, в возбуждении дела было отказано, однако по результатам обращения был направлен соответствующий запрос в Интерпол. Ответчик неоднократно предлагала истцу в целях сохранения семьи жить с ним совместно на территории Российской Федерации, однако каждый раз от истца поступал отказ. В настоящее время ответчик опасается покидать территорию Российской Федерации и выезжать на постоянное место жительства в Турецкую республику ввиду последних событий в соседних исламских государствах, а также в связи с угрозами о расправе, поступающими от истца. В связи с этим считает возможным сохранение брачных отношений и совместное проживание на территории Российской Федерации. Брак истца и ответчика был направлен на создание полноценных семейных отношений, ответчик намеревалась создать крепкую семью, родить детей и вести с истцом совместное хозяйство. Данный брак является для ответчика первым и был осознанно заключен ею с истцом для создания семьи. Однако, дальнейшее поведение истца сделало невозможным проживание ответчика в чужой для нее стране. Полагала, что отсутствуют основания для признания брака недействительным и прекращение брака возможно путем его расторжения. Денежные средства, которые направлялись ответчику путем перевода, она считает подарками истца и полагает, что направление подарков в период брака опровергает позицию истца о недействительности брака.
Выслушав истца, его представителя, изучив отзыв ответчика, исследовав представленные сторонами доказательства, суд считает исковые требования М.Б. о признании брака недействительным (аннулировании) подлежащими удовлетворению, а требование о возврате подарка подлежащим удовлетворению в части по следующим основаниям.
Судом установлено, что истец М.Б. является гражданином Турецкой Республики, ответчик Б.К. является гражданкой Российской Федерации. На момент рассмотрения спора истец имеет постоянное место жительства в Турецкой Республике, ответчик имеет постоянное место жительство в Российской Федерации.
30.06.2010 между М.Б. и Б.К. зарегистрирован брак в Бюро записи гражданского состояния Анталии Турецкой Республики, о чем выдано международное свидетельство о браке, после регистрации брака Б.К. согласно свидетельству о браке приняла фамилию супруга (л.д.15).
В период с февраля 2010 года по декабрь 2010 года истцом М.Б. периодически совершались денежные переводы по «Western Union» в пользу ответчика Б.К., данные денежные средства сторонами расцениваются как подарок.
Вышеуказанные обстоятельства сторонами не оспариваются.
В соответствии со ст. 159 Семейного кодекса Российской Федерации недействительность брака, заключенного на территории Российской Федерации или за пределами Российской Федерации, определяется законодательством, которое в соответствии со статьями 156 и 158 Семейного Кодекса Российской Федерации применялось при заключении брака.
Согласно ч.1 ст. 156 Семейного кодекса Российской Федерации браки между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами заключенные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены, признаются действительными
в Российской Федерации, если отсутствуют предусмотренные статьей 14 Семейного Кодекса Российской Федерации обстоятельства, препятствующие заключению брака.
В соответствии с ч.5 ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации суд в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации при разрешении дел применяет нормы иностранного права.
На основании вышеизложенных норм, поскольку брак между м.Б. и Б.К. зарегистрирован на территории Турецкой Республики с соблюдением Турецкого законодательства, то при разрешении спора о признании такого брака недействительным должны применяться нормы материального права Турецкой Республики, регулирующие данные правоотношения.
Сторона истца в соответствии с ч.2 ст. 1191 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставила суду переведенный с турецкого на русский язык и заверенный надлежащим образом текст норм права, на которые она ссылается (л.д.43-48, 130-131).
В соответствии с ч.2 ст. 149 Гражданского кодекса Турецкой Республики один из супругов может предъявить иск с требованием аннулирования брака в случае, если по ошибке заключил брак с человеком, совместная жизнь с которым будет невыносимой. Согласно ч.3 этой же статьи супруг имеет право предъявить иск об аннулировании брака и в случае обмана.
В соответствии со ст. 152 Гражданского Кодекса Турецкой Республики по истечении шести месяцев с даты установления причины аннуляции и пяти лет с даты заключения брака, право предъявления иска об аннуляции брака отпадает.
Одним из оснований исковых требований истец указал на обман со стороны ответчицы при заключении брака в том, что она желает создать с ним семью.
Доводы истца о том, что супруга не стала проживать с ним совместно в Турции, подтверждаются показаниями свидетеля К. Так, свидетель сообщил суду, что приходится племянником истцу, в связи с чем присутствовал на свадебной церемонии и знает о последующих событиях. Невеста на следующий же день после регистрации брака уехала в России, что вызвало удивление всех присутствующих на свадьбе гостей. В последующем в Турции он видел Б.К. один раз, со слов истца и других родственников знает о том, что Б,К. приезжала в Турцию на несколько дней и только после уговоров истца. Также он вместе со своей русской супругой присутствовал при встрече истца и ответчицы в г.Серпухов Московской области, куда Б.К. прибыла вместе со своей мамой. На встрече он узнал, что мама Б.К. – И.Б. ничего не знала о свадьбе дочери, а также о тех денежных подарках, что делал М.Б. ответчице. Истец предлагал ответчице одуматься и приехать в Турцию для создания семьи, также истец готов был переехать в Россию для совместного проживания с супругой. Б.К. обещала подумать, однако, как ему известно, никаких действий для создания семьи не предприняла, скрывалась от мужа. Также сообщил, что действительно М.Б. звонил Б.К. и высказывал угрозы в ее адрес, однако эти угрозы не были серьезными, такие негативные эмоции истца были вызваны поведением Б.К., поскольку она скрывала свой адрес в России от супруга. Ему известно, что и после таких телефонных разговоров М.Б. по просьбе ответчицы переводил ей денежные средства.
Оснований не доверять показаниям свидетеля у суда не имеется, они согласуются с пояснениями истца и не противоречат иным собранным по делу доказательствам.

Также истец в качестве основания иска указал, что Б.К. скрыла от него наличие интимных отношений с женщиной, что является для него не приемлемым. В судебном заседании судом подобный факт не был установлен. Между тем на представленных суду фотографиях ответчица запечатлена целующейся с женщиной. На основании подобного провокационного сексуального поведения ответчицы возможно предположить наличие у нее такой связи. В современных условиях жизни, как в Российской Федерации, так и в Турецкой Республике, в целях создания семьи нормой считается моногамный союз мужчины и женщины. Исходя из общепринятых норм поведения, общественной морали и нравственности, суд считает, что описанное истцом поведение ответчицы не может считаться естественным и доводы истца о том, что данное обстоятельство является существенным при принятии решения о вступлении брак с человеком, допускающим такое поведение, суд считает заслуживающими внимания. Как пояснил суду истец, до регистрации брака невеста заверила его в ее целомудрии и непорочности, скрыла наличие интимных отношений с женщиной, в связи с чем с его стороны имела место ошибка при вступлении в брак с Б.К.
Доводы истца о том, что ответчик не намеревалась создать с ним семью, подтверждаются собранными по делу доказательствами, а также следуют из отзыва Б.К.
Так, из отзыва следует, что ответчик до настоящего времени не получила в установленном законодательством Российской Федерации порядке паспорт в связи со сменой фамилии при регистрации брака.
Также ответчик, несмотря на предложение суда указать место ее совместного проживания с супругом, в отзыве такое место не указала.
М.Б. и Б.К. заключили брачный договор (поименованный как протокол), по условиям которого супруг принимает и дает согласие на поездку супруги в Россию каждый месяц, и на ее пребывание там в течение нескольких дней, до тех пор пока не будет завершено ее университетское образование (п.4 протокола). Тем самым при заключении брака супруги определили местом их жительства Турцию.
В своем отзыве ответчик Б.К. указывает, что в первые несколько месяцев после заключения брака, когда она находилась в Турции, а также когда приезжала в Россию для продолжения обучения, их семейные отношения складывались спокойно, в последний раз она приезжала в Турцию в августе 2010 года. Учитывая, что брак сторон зарегистрирован 30.06.2010, а ответчик после регистрации брака пребывала в Турции лишь несколько дней, суд критически относится к пояснениям ответчицы о том, что их семейные отношения сложились как таковые.
Таким образом, суд считает установленным, что у супругов после регистрации брака и к моменту рассмотрения спора в суде не возникло места совместного проживания.
Доводы ответчика о том, что она покинула территорию Турции и в дальнейшем не приезжала к супругу лишь по причине высказывания истцом угроз в ее адрес и адрес ее родных, суд отклоняет по следующим основаниям.
По ходатайству ответчика судом была исследована аудиозапись телефонных разговоров истца и ответчика, всего исследовано три фрагмента записи, исходя из свойств воспроизводимых файлов запись была произведена 10.11.2010 и 16.12.2010. Из исследованной с помощью переводчика аудиозаписи следует, что истец пытается выяснить место нахождения ответчицы, Б.К. при этом отказывается
назвать свой адрес, после чего от истца в адрес ответчика поступают угрозы убийством.
Истец М.Б. в судебном заседании не оспаривал, что действительно осенью 2010 года в телефонном разговоре с Б.К. высказывал угрозы убийством в ее адрес. Пояснил, что угрозы высказывал, находясь в состоянии сильного волнения, вызванным поведением ответчицы, и не намеревался в действительности осуществить эти угрозы, ответчик его угрозы также не воспринимала реально.
Поименованное в отзыве ответчика постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении М.Б. по данному факту ответчиком в материалы дела не представлено, положения ст. 5 6 Гражданского кодекса Российской Федерации при этом ответчику были разъяснены на стадии подготовки дела к судебному заседанию.

Судом установлено, что телефонные переговоры с высказанными угрозами имели место в ноябре и декабре 2010 года, то есть уже после того, как ответчица выехала из Турции и стала уклоняться от фактического создания семьи после регистрации брака с М.Б., в связи с чем поступившие от истца угрозы не могли явиться причиной ее отъезда из Турции и уклонения от создания семьи.
К тому же после получения угроз ответчик тем не менее принимала от истца денежные подарки, что подтверждается квитанциями от 09.12.2010, 19.12.2010, 30.12.2010 (на л.д. 102-104). В отзыве на иск ответчик указывает, что считает возможным сохранение брачных отношений с МС.Б. и их совместное проживание на территории Российской Федерации. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что поступившие от истца угрозы Б.К. не воспринимала всерьез.
Содержание исследованной аудиозаписи подтверждает также доводы истца о том, что ему пришлось разыскивать Б.К. после ее отъезда из Турции.
Кроме того, истец не сообщила о предстоящем бракосочетании своей матери, солгала жениху о причине отсутствия родителей на свадьбе, не пригласила на свадебную церемонию иных близких родственников, пригласив лишь двух своих подруг. Данные обстоятельства сами по себе не свидетельствуют о намерениях ответчицы обмануть истца о целях ее вступления в брак, между тем в совокупности с иными установленными по делу обстоятельствами позволяет суду сделать вывод о наличии у ответчика намерений заключить фиктивный брак с М.Б. без цели создания семьи.

Таким образом, судом установлено, что со стороны ответчицы имел место обман при заключении брака с М.Б., в связи с чем требования истца о признании брака недействительным (аннулировании) подлежат удовлетворению.
Разрешая вопрос о выборе законодательства, подлежащего применению при разрешении требования истца о возврате предмета дарения, суд руководствуется положениями главы 68 Гражданского кодекса Российской Федерации (части третьей), регулирующими вопросы выбора права, подлежащего применению к личным имущественным и личным неимущественным отношениям.
В соответствии с положениями ст. 1211 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся исполнителем, в частности, дарителем в договоре дарения.
Истцом в подтверждение своих доводов о совершении дарения в пользу Б.К. представлены переведенные с турецкого языка на русский и заверенные надлежащим образом квитанции отправки денег по «Western Union», из которых следует, что денежные средства получателю Б.К. направлялись от имени М.Б., переводы совершались в Анкаре, Турция. Таким образом, требования истца о возврате дара подлежат разрешению на основании норм Турецкой Республики.

В соответствии с ч.З ст.295 Закона Турецкой Республики «Об обязательствах» даритель вправе отозвать врученный дар либо выполненное обещание дара и потребовать возврата предмета дарения соразмерно обогащению дарополучателя по состоянию на дату заявления требования в случае обязывающего дарения, если дарополучатель необоснованно не выполнил обязательства.

В судебном заседании установлено, что денежные средства направлялись истцом ответчице в дар как невесте, давшей согласие выйти замуж, а затем как супруге. Иных оснований для дарения денежных сумм Б.К. у истца не имелось. Поскольку семья сторонами фактически не была создана по вине ответчицы, не выполнившей обещание создать семью с М.Б., у истца возникло право отменить дарение и потребовать возврата дара.

Истцом в материалы дела представлены доказательства перевода на имя ответчика денежных средств на общую сумму 63 850 долларов США (л.д.49-104), в то же время требования заявлены на сумму 67 ООО США. В связи с чем требования подлежат частичному удовлетворению с учетом имеющихся в материалах дела доказательств, с ответчика в пользу истца надлежит взыскать 63 850 долларов США, что эквивалентно 1 815 702, 45 российским рублям на день предъявления требования о возврате подарка (денежных средств) - 25.05.2011.

В соответствии с частью 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Требования истца удовлетворены на сумму 1 815 702, 45 рубля, в связи с чем в возмещение расходов по уплате государственной пошлины с ответчика в пользу истца надлежит взыскать 17 478 рублей 51 копейку.

Руководствуясь, с ч.5 ст.11, ст.ст.194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования М.Б. к Б.К. об аннулировании брака удовлетворить, требования о возврате предмета дарения удовлетворить частично.
Признать брак, заключенный между гражданином Турции М.Б., 12.06.1970 года рождения, и гражданкой Российской Федерации Б.К., 11.06.1989 года рождения, зарегистрированный 30 июня 2010 года в Бюро записи актов гражданского состояния Анталии Турецкой республики, недействительным.
Взыскать с Б.К. в пользу М.Б. 1 815 702 (один миллион восемьсот пятнадцать тысяч) рублей 45 копеек в качестве возврата предмета дарения, в возмещение расходов по оплате государственной пошлины 17 478 (семнадцать тысяч четыреста семьдесят восемь) рублей 51 копейку.
В течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда о признании брака недействительным направить выписку из решения в Бюро записи актов гражданского состояния Анталии Турецкой республики.

Судья: Филатьева Т.А.