Адвокат Мария Ярмуш
English   |   Контакты

Об адвокате

Практика адвоката

Судебное представительство по гражданским делам

Представительство в арбитражных и третейских судах

Консультация и подготовка правовых заключений

Земельное право, недвижимость

Защита интеллектуальной собственности

Защита права собственности

Международное право

Семейное право

Наследственное право

Выступления на TV

Публикации

Рекомендации Клиентов адвокату

Судебные речи

Советы адвоката

Телефон:


+7 (962)-934-13-66
+7 (977)-424-91-27

e-mail:
mariayarmush@
gmail.com

 

 

          Офис:

Москва, Халтуринская улица, дом 6 А

 

 

 

 

 

Защита чести и достоинства

Адвокат Мария Ярмуш представляла интересы гражданки США Торри Энн Хансен в гражданском деле по иску к Уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка П. Астахову. Дело рассматривал Тверской районный суд г. Москвы. Ниже приведены письменные объяснения истца, обосновывающие исковые требования.

Письменные объяснения истца

В Тверском районном суде рассматривается гражданское дело по моему иску о защите чести и достоинства к Уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка Павлу Астахову.

В силу ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, имеют право давать объяснения суду в письменной форме.

Для удовлетворения исковых требований я обязана доказать: факт распространения ответчиком сведений обо мне, порочащий характер этих сведений и несоответствие сведений действительности.

1. Факт распространения: спорная статья «Приемная мать Артема Савельева не явилась в суд для дачи показаний» была размещена на официальном интернет сайте Уполномоченного по правам ребенка 22 февраля 2012 года.

Этот информативный ресурс является источником официальной информации, касающейся деятельности Уполномоченного по правам ребенка и его участия в резонансных делах, для российских и зарубежных СМИ, а также широкого круга читателей.

Журналисты широко используют сайт омбудсмена для получения новой официальной информации из первых рук для дальнейшего ее распространения в СМИ, поэтому качество и правдивость сделанных омбудсменом заявлений о фактах являются залогом укрепления доверия к власти в целом.


2. Порочащий характер распространенных сведений: с первого взгляда статья не содержит ничего оскорбительного. Действительно, ответчик называет меня приемной матерью ребенка и утверждает, что я отказываюсь платить ребенку алименты. Необходимо отметить, что ответчик в спорной статье рассуждает о фактах, существование которых может быть доказано или опровергнуто.

Словосочетание «Приемная мать» не является оскорбительным, но не всегда только оскорбительные слова могут причинить вред чести и достоинству человека, его репутации. Кажущееся невинным утверждение, сделанное ответчиком в спорной статье, имеет порочащий смысл в свете сопутствующих пояснений о фактах и обстоятельствах.

В самом заголовке статьи «Приемная мать Артема Савельева не явилась в суд для дачи показаний» ответчик обвиняет меня в неуважении к суду и моем нежелании явиться в суд для дачи показаний. Читатели статьи уверенны, что я уклоняюсь от участия в судебном процессе. Но в США, также как и в РФ лица, участвующие в деле могут лично участвовать в судебных заседаниях, а могут участвовать через представителя. В судебных заседаниях в США участвовал мой адвокат, поэтому я имела право в суд не являться.

Следующее высказывание ответчика продолжает создавать у читателей статьи чувство, что мои действия настолько возмутительны и незаконны, что осуждаются даже моим адвокатом. В статье написано: «Более того, адвокат Хансен – Сандра Смит заявила о том, что больше не будет представлять интересы Торри Энн».

У любого здравомыслящего читателя не возникает сомнений, что даже мой собственный адвокат отказывается меня защищать.
На самом деле я отказалась от юридической помощи своего адвоката, поскольку мною инициирован самостоятельный иск, в котором мои интересы в суде представляет другой адвокат.

Наконец, ответчик, напомнив читателю историю возвращения Артема Савельева в РФ, утверждает о том, что я отказываюсь платить ребенку алименты, несмотря на то, что все еще являюсь по закону приемной матерью ребенка, поскольку усыновление было отменено, но не признано недействительным.

Эта информация, распространенная ответчиком, является натуральной клеветой!

В соответствии с толковым словарем русского языка Ожегова С.И. «клевета» – это порочащая кого-нибудь ложь. Слово «порочить» означает осуждать, признавать негодным, позорить, распространять о ком-нибудь предосудительные сведения.

Ответчик намеренно создает у читателя уверенность, что я нарушаю действующее законодательство - не уплачиваю алименты на ребенка, хотя должна, поскольку усыновление было отменено, но не признано недействительным.

В Постановлении Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 года № 3 перечислены случаи, когда информация признается порочащей – это в том, числе сведения, содержащие утверждение о нарушении гражданином действующего законодательства. Информация о том, что я все еще по закону являюсь приемной матерью ребенка, и отказываюсь его содержать (платить алименты) умаляет мою честь и достоинство.

Ответчик может в своих возражениях заявить, что у меня и до распространения спорной информации репутация в России была уже плохая из-за отказа от усыновленного ребенка. Но оценка моей репутации по общему правилу не должна быть предметом рассмотрения суда. Значимым является вопрос о возможности ухудшения существующей (плохой или хорошей) репутации в результате распространения порочащих сведений.

Я считаю, что спорная статья значительно ухудшает мою репутацию.

3. Распространенные сведения не соответствуют действительности: ответчик утверждает в своей статье о фактах, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения, а именно ответчик утверждает, что я (в феврале 2012 года) по закону все еще являлась приемной матерью Артема Савельева.

На момент публикации статьи я уже в течение более восьми месяцев не являлась приемной матерью ребенка, поскольку 07 июня 2011 года ВС РФ удовлетворил мой иск и отменил усыновление.

Ответчик участвовал в судебном процессе и знал об отмене усыновления.

Также ответчик вводит читателей в заблуждение, заявляя, что в данном деле имеет значение факт отмены усыновления, а не признание усыновления недействительным.
Но в силу действующего российского законодательства усыновление можно только отменить. Закон не дает возможности требовать признания усыновления недействительным.

Как ложно утверждает в статье ответчик, при отмене усыновления (без признания усыновления недействительным) бывший приемный родитель сохраняет в отношении ребенка обязанность платить алименты. Но в отношении усыновителей при отмене усыновления закон диктует другое правило: при отмене усыновления суд исходя из интересов ребенка вправе обязать бывшего усыновителя выплачивать средства на содержание ребенка (ст. 143 Семейный кодекс РФ).

При отмене усыновления в отношении Артема Савельева с меня алименты не были взысканы, поэтому по решению суда я не обязана платить алименты бывшему приемному сыну.

Таким образом, ответчик распространил сведения, не соответствующие действительности, которые у здравомыслящего читателя создают мнение о том, что я все еще являюсь приемной матерью и уклоняюсь от своих обязанностей по содержанию ребенка.

4. Защита чести и достоинства истца: Считаю, что в материалах дела имеются достоверные доказательства того, что ответчик распространил ложные сведения, которые завуалировано содержат сообщения о порочащих меня фактах. В силу ст. 152 ГК РФ я имею право требовать по суду опровержения сведений и компенсацию морального вреда, который при доказанной диффамации компенсируется независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК РФ).

Торри Энн Хансен